Tanganyika Collection - авторский сайт Игоря Шелестова
  
Бесконечное очарование Танганьики...

Новости

От автора

Заметки

Галерея

Альбом

Обои

Кратко о рыбах

Ваш аквариум

Танганьика

Прайс

Гостевая книга

Ссылки

Поиск

Пишите нам

1226490
посещений
c 21.02.2005

Обыкновенная аквариумная история. Глава VI. На Планете Цихлид - 2

Озеро Танганьика. Некоторые соображения касаемо правописания...
 
Слава (г. Кармиэль, Израиль) - Наблюдения за Neolamprologus buescheri


Игорь Шелестов. Опыт аквариумной прозы. Для приятного лёгкого чтения и отдыха. Опубликовано 14.03.2014



Какие бы поползновения в аквариумных пристрастиях не случались,
всякий раз я возвращался к ним, интеллектуалам подводного мира...


1

После знакомства в начале 80-х с хромисами, мы обратили свои взоры на цихлид американского континента. Не могли не обратить, в то время те широко и красиво были представлены на московском птичьем рынке. Первыми среди первых стали бирюзовые акары (Andinoacara rivulatus). Ещё бы! Попробуй пройти мимо взрослого самца, крутолобого, яркого и расписного, словно индейский тотем. Раза в полтора длиннее ладони, броня чешуек, каждая - с ноготь, роскошные плавничищи с оранжевой каймой. Безупречно сложенный щёголь спокойно, где-то даже свысока глядит на вас умными глазами, будто знает себе цену. Рядом - целый рой молоденьких жизнерадостных акарок. Те, правда, невзрачны в мальке, но потом то "гадкие утята" превратятся в таких же прекрасных лебедей! Ну как тут устоять? Купили мы с Аликом, если мне не изменяет память, по 4 подросточка. Акары полюбились за темперамент и отменный аппетит. Их желудки - безотказые механизмы, заводики по переработке пищи и её (Andinoacara rivulatus) получали в изрядных количествах. Мотыль, коретра, рыба, кальмар, мясо, сердце, резаные, а затем целые дождевые черви. Ранней весной я таскал акаре ручейников, попозже - головастиков. И у меня, и у Алика за короткий промежуток времени акары буквально "выстрелила" в росте и, мы поняли, сколь ничтожны наши 60 - 70-литровые водоёмы для этих стремительно развивающихся рыб! И у Алика, и у меня доминирующие самцы мгновенно "убрали" конкурентов (green terror, как никак!) и у нас осталось по одной рыбине. Но, мы и думать не думали о каких-то там парах, о разведении, просто хотелось, чтобы в аквариуме плавала эта красота и всё! Скоро в соседях у моей акары оказались восьмиполосые цихлазомы Cichlasoma octofasciatum, которых тогда все звали биоцеллатумами. Мне повезло купить настоящую пару и захотелось посмотреть на их взаимоотношения в спокойной обстановке, а там, кто знает, может и развести! Акара не подверглась дискиминации, напротив, она отправилась осваивать новенький 160-литровый аквариум из клёпаного алюминиевого уголка на мягкой замазке. В благодарность за заботу восьмиполосые отметали и для меня снова начался увлекательный период наблюдений, приятных и волнительных ожиданий, как ранее с хромисами. Восьмиполосые цихлазомы или "пчёлки", как называют их в народе, хороши и в нерестовой, и в обычной окраске. Повседневный наряд интересен созвездиями разноцветных точек, рассыпанных по телу, а брачный характеризует пронзительная чернота с эффектными белыми полосками. Большой выводок крошечных малёчков медленно перемещается по аквариуму, подчиняясь позам и знакам родителей. Самка среди мальков, самец - чуть впереди стаи разведывает дорогу. Всё под контролем, живописнейшая картина!

Всегда очень нравились мееки (Cichlasoma meeki) с пылающим, как красный флаг, горлом. Свойство оттопыривать жаберные крышки и, тем самым, увеличиваться в глазах противника - настоящая фишка и не завести такую необычную, замечательную рыбину было бы преступлением! Запомнилось, что мееки склонны к пищевым токсикозам, по крайней мере, суперкалорийную диету акар и восьмиполосых они не всегда выдерживали. Поэтому, покупались не раз... Внешне на меек похожи геофагусы. Скоро добрались и до них. Первыми стали (Geophagus brasiliensis). Когда я увидел взрослого самца вживую, то, как говорится в известной кинокомедии, "позабыл обо всём на свете", в частности, о том, что в аквариумах категорически нет места для новой рыбы. Не уступающий по размерам бирюзовым акарам, взрослый бразилец выглядит ещё представительнее из-за более высокого тела. Его наряд, как кричащий костюм какой-нибудь эстрадной звезды, инкрустирован крупными блёстками. Но, более всего по душе пришлась вытянутая в некое подобие пылесоса физиономия детритофага. Напоминает меек, но много экстремальнее! За это геофагусы нравились мне особенно, они казались какими-то пришельцами, рыбами-инопланетянами... И не устоял. В первый же день знакомства с бразильцами, я увозил домой семь замечательных малёчков. В банке те ведут себя бойко, таранят ртами прозрачные стенки, норовят "пропылесосить" дно. Наблюдаю, а сам "нелёгкую думу думаю" - пытаюсь найти свободный уголок в своих и без того переполненных аквариумах. И выход, в конце концов, нашёлся. Бразильцы подвинули меня к расширению хозяйства. Спустя пару дней в зоомагазине на Кузнецком был куплен 80 л. аквариум редкой тогда конфигурации. Вытянутый и по форме приближающийся к корыту - самое то для геофагусов. Аквариум этот я оснастил двумя механическими фильтрами по бокам. Воздух туда нагнетался новейшим двухвыходным советским компрессором АЭН со штампом "госприёмка". Помпы импортного производства в то время мало кому были доступны (аквариумисты-профессионалы в крупных водоёмах приспосабливали под это насосы от стиральных машин). Увлечённо гляжу, как тщательно прочёсывают песочек "трубочки-рыльца", как день ото дня геофагусы становятся крупнее, ярче. Что и говорить, кормил я бразильцев "на убой" и только успевал менять мутнеющую от обильных трапез воду. В благодарность за уход и внимание, молодые рыбы росли буквально на глазах. У взрослых рыб потом не понравилось то, что их толстые губы почему-то некрасиво выворачивались наружу. Так и напрашивается: "раскатал губищи!". Или: "А вам губозакаточную машинку не купить!?"

Потом, появились шишколобы-штандайхнеры (Geophagus steindachneri). Окраской бразильцам они проигрывали, но вот внешность "краснолобиков" виделась мне ещё более интересной. Суринамцы (Geophagus surinamensis), виденные в зоопарке на Краснопресненской особо не впечатлили. Геофагусы юрупари (Geophagus jurupari, Satanoperca jurupari), были очень желанны, почти что мечта, но с сатаноперками не сложилось. Долго не мог их приобрести, а когда появилась такая возможность, для меня задули уже совершенно иные ветры, с востока Африканского континента, где лежат в лоне гор гигантские озёра...


2

С цихлидами в моё аквариумное естество пришёл новый смысл. Аквариум раз и навсегда перестал быть деталью интерьера комнаты, он стал средством изучения рыб, источником информации. Крупные американцы непугливы и общительны, быстро к вам привыкают, узнают вас не хуже кошки или собаки. Только кошка и собака живут в одном с тобой мире, дышат одним с тобой воздухом, а рыбы - создания совершенно иной стихии, романтичной и таинственной, несравнимо более притягательной. Планета Цихлид каждый день показывала такие глубины, такие красоты, поворачивалась ко мне такими неожиданными сторонами, что я и думать забыл, что когда-то в моей жизни были другие рыбы. Случались, конечно, редкие всполохи "переходного периода", когда, нет-нет, да засмотришься на что-нибудь "нецихлидное", поддашься на красивую обёртку. Но, проходила неделя и амба скукотища наступала страшенная! Плавают себе стайкой, "шерстят" усами по дну, "ходят" из угла в угол. Ну да, яркие, ну да, симпатичные, ну да, необычные по форме... А где же характеры, содержание, второе дно? Всегда оставалось ощущение какой-то половинчатости отдачи от аквариума, неудовлетворённости. Избавлялся я от надоевших рыб быстро. Или отдавал кому-нибудь или самое простое... Опуская ручку сливного бачка, никогда не жалел ни о чём. Когда аквариумы у тебя переполнены, излишнее сердоболие - помеха развитию, тормоз, связывающий тебя по рукам и ногам, мешающий поиску своей рыбы.

Спустя полтора года, из старожилов остаётся один только самец бирюзовой акары, хорошеющий день ото дня. Появляются радужные цихлазомы (Cichlasoma synspilum), ложные дискусы - северумы (Cichlasoma severum), бриллиантовые (Cichlasoma cyanoguttatum), куда без них. В обмен на последних, получаю винноплавничных цихлазом (Cichlasoma sajica). Какие же замечательно голубые глаза у них! Уару (Uaru amphiacanthoides) на рынке тогда можно было встретить сразу в нескольких местах. Они бросались в глаза дисковидной формой тела и мрачноватыми физиономиями, а вот по окраске были не очень. Однажды, увидев уару на выставке, я изменил своё отношение к ним. Большая дружная стая взрослых клинопятнистых цихлид сидела в квадратном, под тонну аквариуме. В центре - здоровенная коряга, точнее - перевёрнутый фрагмент ствола дерева с множеством сучьев. На мелком песочке несколько валунов с прилипшими к ним сомами, кусты криптокорин. Тусклая и таинственная красноватая подсветка. И впрямь, закоряженное дно южноамериканской речки с тёмной водой, куда едва пробивается свет! Дружная стая "невзрачных" уару смотрелась превосходно. Тогда я убедился, сколь важно уметь грамотно показать рыбу, раскрыть её перед зрителем. Много раз обращал внимание на мезонаут (Mesonauta festivus, Cichlasoma festivum). В книге М. Н. Ильина прочёл, что первый приплод от них был получен в СССР аж в 300 л. аквариуме! Рыбы нравились своей необычной формой, окраской, но я не решился мучить этих, по-видимому, очень требовательных цихлид в своём маленьком аквариуме.

Всегда удивляло, насколько хороши по окраске (Astronotus ocellatus) в мальке и куда только всё девается с возрастом? Уже у небольшого подросточка эффектный рисунок на теле расплывается, становится грязно-коричневым, невзрачным. Немудрено, что продавцу мальков на птичке, подсадка (реклама в виде взрослого астронотуса), очень мягко выражаясь, была не нужна. Взрослые астронотусы "берут" другим: внушительной комплекцией, роскошным плавниковым опахалом, забавной мордой. Одни из рекордсменов среди цихлид по прожорливости. Дождевые черви, мясо, сердце, любая самая простая морская рыба - всё это и многое другое, о чём не решусь и упоминать, поглощалось астронотусами с неизменной жадностью и в огромных количествах. В шутку я называл астронотусов "гастронотусами". Что и говорить, росли те очень быстро, но также быстро и надоели. Я подарил их Олегу - приятелю по учебному заведению. Тот был счастлив, хотя и получил в тот же день жёсточайший нагоняй от отца за то, что скормил астронотусам весь запас драгоценного крупного мотыля, припасённого для рыбалки.

- Астры сожрали усё под чистую и даже червяка не заморили! За пальцы хватали, блин! - восхищённо говорил Олег, округляя глаза и показывая мне на следующий день мелкие царапинки на пальцах. Своими безразмерными, лужёными желудками удивляли не только астронотусы. Самцы бирюзовых акар, к примеру, размером около 23 - 25 см. съедали у нас, иной раз, по пятнадцать крупных дождевых червей "в один присест". Видя, в каких количествах, я копаю на даче червяков, родители шутили, что скоро там некому будет рыхлить почву.

Конечно же, не обошли мои аквариумы стороной чернополосые цихлазомы (Cichlasoma nigrofasciatum) и альбиносы (?), которых на птичке тогда называли зебра Альба. И те, и другие - невероятно неприхотливые и благодарные рыбы, чрезвычайно деятельные, смотрибельные, постоянно водят малька. Очень эффектна золотая россыпь на боках у самок чернополосых. Альбиносы хороши нежной розовой окрасочкой, почти дисковидным телом, у самцов канты спинного и анального плавников выдающейся длины. Потом "случились" голубовато-пятнистые акары (Acquidens pulcher), вознаградившие нас тучей мальков после того, как мы с Саней спасли их от гибели, но об этом позже. Умная, деятельная крупная Южная Америка! И как же роют и окапываются в аквариуме все эти акары, цихлазомы и иже с ними! Кругом - курганы из песка, воронки, как из-под снарядов, то тут скала рухнула, то там повсплывали пластиковые растения. С утра до вечера цоканье гальки по стеклу - землеустройство прекращается только с наступлением темноты. Цихлиды-бульдозеры умудряются двигать камни почти с себя размером! И это мне всегда нравилось, ведь рыба обустраивает себе логово в твоём аквариуме, а значит, ей у тебя хорошо! Утром, подхожу к аквариуму с акарой, та мгновенно подплывает к переднему стеклу. Быстро скользит вдоль него, туда и обратно, посматривает на тебя. Радуется, предвкушая трапезу, но и раздувает в негодовании жабры, пытается пробуравить стекло, давая понять: "Здесь моя территория!". Нравились некоторые крупные африканские тиляпии, своими смешными физиономиями, легендарной неприхотливостью и всеядностью. Очень желанных, мозамбикских, с улыбающимися башмакообразными ртами я так и не сумел найти, зато приобрёл других, золотисто-розового цвета (Sarotherodon aureum?). У некоторых на теле были тёмные пятна. У одной симпатяги, как у того Шарика или Жучки, пятно было вокруг глаза.

В полумраке комнаты, сидя в уютном кресле, приятно созерцать ухоженный, наполненный жизнью аквариум. Что лучше него оживит помещение? Но однажды аквариум превращается для тебя из детали интерьера в нечто другое... Cлучалось ли вам когда-нибудь перевозить аквариумное хозяйство? Мне - да. Из своей уютной комнаты в квартире родителей, я переезжал в отдельное жильё. Выловив рыб, слив аквариумы, мы развинтили две металлические стойки и погрузили всё в машину. Напоследок, вернувшись в комнату, я вдруг ужаснулся. Голая, осиротевшая... Она мгновенно уменьшилась, сузилась, хотя, казалось бы, здесь освободили столько места!? Для меня в комнате находилось нечто большее, чем стеклянные ёмкости с рыбами. Тут существовала цихлидная цивилизация. Множество рыб росли, радовались жизни, приносили потомство, мельтешили у переднего стекла, выпрашивая корм. Здесь я наблюдал за ними, различал их по характерам, повадкам, проникал в хитросплетения их взаимоотношений. Аквариумы были иллюминаторами в огромный и прекрасный подводный мир. Что такое типовые квадратные метры в сравнении с целым миром!?

Были мелкие американские цихлидки - акары марони (Aequidens maronii), курвицепсы (Aequidens curviceps), все они прошли незамеченными. Понятное дело, много лучше помнятся красочные апистограммы Рамиреза (Microgeophagus, Papiliochromis ramirezi). На рынке тогда были широко распространены аномалохромисы томаси (Anomalochromis thomasi). Всё собирался купить их "для галочки", но так и не собрался, они напоминали мне старых добрых хромисов, только много хуже. Другое дело - пельматохромисы крибензисы или, как их сегодня называют, пельвикахромисы (Pelvicachromis pulcher). Мимо этих не пройти стороной, настолько они красочные. Особенно - самки. Выделить парочке попугаев смог, правда, лишь двухведёрный отсадник-корытце из цельного пластика с закруглёнными краями. Механического фильтра на маленький аквариум с двумя рыбками более чем достаточно. Пещерка из кокосовой скорлупы среди криптокорин, несколько камушков, коряжка. Тогда, в начале восьмидесятых поди поищи скорлупу кокоса, экзотика! Орехи привёз мой дядя, работавший в то время в дружеском Мозамбике. Дружная парочка попугаев неустанно возится в кокосе, обустраивается, водит малька. ГДэРовское "сердечко" из зелёного поролона на присоске сотрясает крупными пузырями поверхность. Аквариум с (Pelvicachromis pulcher) несколько месяцев простоял на моём письменном столе, уютный и красивый.

Надо отдать дань скаляриям (Pterophyllum scalare). Едва ли не первая аквариумная рыба, самостоятельно купленная мной на птичьем рынке. Магия их формы мало кого оставит равнодушным. Их отодвинуло на задний план множество других видов, а у Сани опыты с ними продолжались довольно долго, из-за его любви к растениям. Немало цихлидников скучают в душе по пышному подводному саду, а скалярии очень удобны в этом смысле.

- И плавают величаво - нарочито возвышенно, с юмором, добавлял тогда Саня.

Хромидотиляпии Гюнтера (Chromidotilapia guentheri), хромидотиляпии Кингслея (Chromidotilapia kingsleyae). Оба африканских вида появились у меня на волне симпатии к геофагусам. Губастая физиономия похожей формы, выразительные глаза. В то время и эту, и другую некоммерческую экзотику запросто можно было купить на рынке. Кингслеи были куплены взрослыми и это были два самца. Я знал об этом, но решил взять, посмотреть на них пристальнее дома. Гюнтеры были куплены молодыми. Львиноголовые цихлиды (Steatocranus casuarius) - речные африканцы, любой цихлидник знает, замечательным своим наболдашником на голове. Не обошли они и мои аквариумы, правда, куплены были много позже. Думал в детстве, отчего их львиноголовыми кличут? В чём сходство с царём зверей? У того голова обрамлена большой гривой... А лоб пузырём тут причём?

Переходным звеном от американских цихлид к цихлидам восточноафриканских озёр стали Астатотиляпии Бёртона (Astatotilapia burtoni), которых многие тогда называли хаплохромисами Буртони. Позже узнал, что названы они в честь первооткрывателя Танганьики сэра Ричарда Бёртона. Яркий, переливающийся всеми цветами радуги крепыш-самец с характерной чертой через глаз - от него глаз не оторвать и гарем из нескольких самок теснится рядышком. Небольшой отсек с малёчками рядом. Такие гнёзда с молодью в начале-середине восьмидесятых можно было увидеть в ширмах многих аквариумистов Калитниковского птичьего рынка, рыба среди цихлидников была чрезвычайно популярной. Мне эти яркие, явно с характером цихлиды очень пришлись по душе. Выращены Астатотиляпии Бёртона были в общем 70 л. аквариуме. В один прекрасный день горловой мешок одной из самок сильно раздулся. Весь период инкубации я с волнением следил, не сдулся бы... Получится или не получится? И он не сдулся. Когда увидел, как самка выпускает мальков изо рта и прячет назад, был просто ошеломлён, чудо какое-то! Стая серебристых крупных малёчков плавает по аквариуму, кормиться, затем вдруг сбивается в кучку, теснится около рта самки, требует впустить! По всему - поместиться может ну три, ну четыре, от силы... Секунда и во рту вся стая из двадцати штук! Где они там умещаются? Я много раз рисовал красочных самцов "буртони", неплохо удавалось передавать богатую цветовую гамму их наряда. На волне интереса к "буртони" аквариумы вскоре посетили Астатотиляпии Брауна (Astatotilapia brownаe), а также, широко распространённые тогда на рынке двухцветные неохромисы (Neochromis nigricans).

Приехав на московский птичий рынок середины-конца 80-х, вы наверняка встретили бы в двух-трёх местах хромисов-бульти, мультиколоров или попросту "мультиков" (Pseudocrenilabrus multicolor). Ничем они мне особо не запомнились, кроме одного. Всегда тянуло их заковыристое латинское название произнести как "псевдоКРЕНДЕЛЯбрус" или "псевдоКАНДЕЛЯБРус", что всегда вызывает улыбку. Были и ещё смешные названия. К примеру, Macropleurodus bicolor в литературе промелькнули как макроплероуды. Их мы, непременно, именовали макроплеУРОДАМИ, а как же иначе? А замечательная своей вытянутой формой Teleogramma brichardi? Двух мнений быть не может, она была, конечно же, телеграммой...


3

Саня помог привезти, откуда-то с окраины Москвы мою первую серьёзную банку на 300 литров, размером 90х60х60 из 15 мм оргстекла. Объявление о продаже висело на птичьем рынке, на деревянной доске объявлений. Объём, конфигурация мне очень подходили и, я оборвал в объявлении все корешки с телефонами, однозначно решив брать. В то время, да и сейчас аквариумы из пластика ценились рыборазводчиками. Потому, что лёгкие, потому, что пластичные, потому, что ремонтопригодные и долговечные. Созвонились на следующий день с хозяином и поехали забирать. С придыханием, заходя в квартиру, мы предвкушали оказаться в царстве Нептуна, увидеть аквариумы, рыб. Но, к нашему разочарованию, с точки зрения аквариумистики, квартира была пуста. Она никак не выдавала принадлежность хозяина к рыбному братству. От Виталия мы узнали, что тот "завязал", что грядут перемены в жизни и вообще нехватает места. Вот так, аквариумный дух, витавший когда-то в этих стенах, давно иссяк, улетучился, а мы пришли забрать его последнее свидетельство. Жаль, конечно, рыб не увидели... Хозяин на мгновение скрылся в комнате и появился с аквариумом, едва протиснув тот в дверной проём. Поставил перед нами в прихожей.

- Вот. Клеил банку сам, плекс по блату доставал, резал, подгонял. Для себя делал, ребят, не подведёт, hand maid, ручная работа! В подтверждение, Виталий смело постучал по аквариуму кулаком. Почти метр в длину, боковина - шестьдесят на шестьдесят. Мне всегда нравились широкие корыта или близкие к тому аквариумы, здесь столько пространства для декорирования! Внутри - проклеен штапиком из того же оргстекла. Мощная стяжка вверху, хотя она тут и не нужна, хватает широкой отбортовки по верхнему краю. Помню, какую убойную рекламу делал такой же банке один продавец на Калитниках. Свой рекламный слоган: "Его из пушки не пробьешь!", он сопровождал серьёзным пинком в аквариум, отчего, тот сдвигался с места.

- А вы в курсе вообще, сколько сюда малька можно посадить?! - не без гордости сказал Виталий, отдавая нам напоследок пузырёк с дихлорэтаном и несколько штапиков. Сделав вид, что в курсе, мы понимающе закивали. Увязали аквариум припасёнными заранее верёвками и понесли. Это не силикатное стекло, конечно, но тоже не легко, если путь неблизкий, "своим ходом", да на перекладных. Рассекая потоки спешащих по своим делам москвичей, мы несём заветный водоём к автобусной остановке. Помню изумлённые глаза кондуктора, когда мы впёрли этот "кубик" через поручень в ЛИАЗ. Народу в автобусе было немало, но никто не возмутился, наоборот, нам даже уступили место на задней площадке.

- Кого держать в этой ванне будете, ребята? Кто-то рассказывал нам про свой аквариум, кто-то вспоминал, что у него сосед рыбками занимается, так у того вся стена в аквариумах... А кто-то знаком, оказывается, с самым известным специалистом по гуппи в Москве, а недавно покупал неонов у Олега Александровича на птичке... В автобусе оказалось сразу несколько завсегдатаев Планеты Аквариум и немало сочувствующих. Женщина-контролёр даже не стала брать с нас плату за провоз крупногабаритного груза.

Дюжина станций метро с двумя пересадками, эскалаторы, которые мы перегораживаем, останавливая бегущих по ним пассажиров. Всю дорогу нас провожают любопытные, заинтересованные взгляды, глаза, глаза, глаза... Люди оглядываются, перешёптываются, кивают друг другу. Братья по разуму с Планеты Аквариум обнаруживают себя везде. Кто-то заговаривает с нами, естественно, вне конкуренции всё тот же вопрос, о будущем населении такого большого водоёма.

Под стук колёс электрички за окном сменяются чудные летние пейзажи. Плывут величественные сталинки Маленковки, Лосинка, Мытищи, Болшево... Поглядываю на аквариум, стоящий торцом на полу электрички и уже вижу, где расположу группу камней и высажу растения, а где встанет та замечательная коряга, что нашёл недавно на реке. Вместо отсчитывающих путь железнодорожных столбиков, передо мной проплывают каменные чертоги и живописные песчаные плёсы, колышутся на течении пушистые головки растений, пляшут солнечные блики в прозрачной воде... Про рыб и говорить нечего, хороводы всевозможных видов, сменяя друг друга, теснятся в моём воображении. Множество разнообразных цихлид мелькают на фоне красивого каменного рифа, выглядывают из многочисленных пещер и укрытий. От тех возможностей, что даёт 300 л. дух захватывает! Этим же вечером аквариум встаёт на большой школьный стол, привезённый отцом и, я наполняю его водой, дабы проверить на отсутствие течи. Он не тёк и никогда потом не потёк, даже когда пережил одну из суровых зим на даче, будучи наполненным на треть. Промёрз до дна, но лёд так и не смог разорвать мощных стенок. "Нand maid", ручная работа!

Крышка школьного стола, служившая подставкой, никогда не знавшая больших нагрузок (разве что скакавших по ней школьников), прогнулась под 300 л. гигантом. Для страховки, в узкий отсек для школьных портфелей мы с Аликом вставили деревянную распорку. По меркам того времени это был уже весьма большой аквариум, давший мощный импульс увлечению, открывший новые горизонты. В нём я сначала объединил нимбохромисов Ливингстона (Nimbochromis livingstoni), золотых леопардов (Nimbochromis venustus), голубых дельфинов (Cyrtoсага moorii) и лабеотрофеусов (Labeotropheus trewavasae) со смешными наболдажниками на носу. Тогда на птичьем рынке было представлено сразу несколько их цветовых вариаций. Потом, в 300 л. побывали принцессы Бурунди и ещё несколько вариаций на тему. Не забуду увиденного мной на рынке лобастого самца сантиметров двенадцать в длину, цвета кофе с молоком (этот приятный глазу цвет выбран фоном сайта Tanganyika Collection). Длинные окончания плавников похожи на шлейф платья высокопоставленных особ и, тут же, вдруг, самые настоящие клыки торчат из верхней и нижней челюсти! Вид самца вызывал у публики противоречивые чувства. Элегантные, грациозные, утончённые, но, с тем ещё норовом, видать! Принцессы произвели на меня неизгладимое впечатление и полюбились навсегда.

Много позже появились темпоралисы. Telmatochromis sp. "temporalis shell" процветали в аквариуме у Алика, жили большим прайдом. По окраске рыба может и никакая, но поведение и внешний вид там искупают всё! Пережили они в пластиковом 160 литровом аквариуме и перестройку, и ускорение, и новое мЫшление. Здорово, что удалось сохранить тогда эту популяцию. Потом в Москве таких было уже не найти. Ну и конечно лелеупи! Всегда поражался их ангельской раскраске и, одновременно, непримиримому колючему характеру. Поначалу, лелеупи несколько раз появлялись в моих аквариумах и, всякий раз, из них исчезали. Большой аквариум был занят, а другие водоёмы были малы, чтобы создать для Neolamprologus leleupi сколько нибудь сносные условия. В период с 1983 по 1987 год властителями наших дум стало многочисленное "псевдотрофеусовое племя" их озера Малави. Прежде всего - это многочисленные цветовые вариации вида Pseudotropheus zebra с характерными боксёрскими физиономиями. Красные, желтые, синие, белые, пегие, полосатые и даже двойные! Были стройные псевдотрофеусы Pseudotropheus elongatus, пиндани (Pseudotropheus socolofi). Pseudotropheus lombardo, каждый знает, очень привлекательны в мальке. Вот бы и оставаться им нежно-голубыми в полосочку всегда и, не более чем 5 - 6 сантиметровыми! Цены б им не было! Первым на них решился Алик и, благодаря ему ломбардо надолго задержались у нас и полюбились, в том числе и во взрослом состоянии. Бойцы, конечно, без страха и упрёка... Были у Алика йодотрофеусы Iodotropheus sprengerae - малавийцы, может и не "первой обоймы", зато вносящие приятное разнообразие в цветовую гамму мбуны своей "медицинской" раскраской.

Достаточно долго продержались в наших с Саней аквариумах Меланохромисы Йоханна (Melanochromis johannii). Пронзительного чернильного цвета самцы красавцы! Были Pseudotropheus crabro, очень по душе пришёлся их жёлтый окрас с поперечными чёрными полосами. За окрас той же гаммы, но уже с продольными чёрными полосками очень полюбились позолоченные меланохромы (Melanochromis auratus). Запомнилась их манера кружиться в красивом полосатом хороводе, в котором, иной раз, сплеталось по нескольку рыб. Когда увидел, какими становятся самцы-ауратусы потом, просто опешил. Привлекательная желтизна уступает место страшноватой, чернявой окраске. Одна из полос на голове будто бровь над глазом, похоже, будто рыба хмурится, злится. Просто исчадье ада какое-то... Но, затем, нашёл и эту окраску по своему привлекательной, по крайней мере, не повторяющейся среди цихлид озера Малави. Много позже были (Melanochromis chipokae). Были цинотиляпии афры (Cynotilapia afra). Точно помню, один аквариумист всегда стоял с ними на Калитниках у бледно-жёлтого здания администрации, но сами афры не запомнились никак.

К Dimidiochromis compressiceps или цихлидам-ножам из озера Малави, я испытывал особенную привязанность. Они шокировала меня когда-то своей оригинальнейшей внешностью. И вправду, выглядят те, как лезвие - плоские, стремительные. Стоило сие "холодное оружие" 5 советских рублей и я, школьник, мог претендовать от силы на двух-трёх. И я купил, но хороших условий в аквариуме, где "правит бал" мбуна, для димидиохромисов было не создать. Никакая хищная пищевая специализация не спасает. Растительноядные малавийцы много жёстче, проворней. Один за одним, они отправилив "иной мир" трёх моих ножей. Так и напрашивалась аналогия с Гитлером, который тоже был вегетарианцем... Спустя лет двадцать, в память о своём тогдашнем неудовлетворённом интересе к Dimidiochromis compressiceps, я взял малька от достойных производителей, да вырастил себе дюжину. Полюбовался немного и отдал, на большее не хватило. Поезд ушёл на Танганьику.

Вообще было перебрано немало "мбуны", "утаки" или как там называют сейчас цихлид этих групп. Были популярнейшие в середине восьмидесятых, а ныне ушедшие на второй план из-за появления множества новинок, королевы Ньяса (Aulonocara nyassae), васильковые хаплохромисы (Sciaenochromis fryeri), хаплохромисы боадзулу (Copadichromis boadzulu), фиолетовые аулонокары (Aulonocara stuartgranti), глубоководные хаплохромисы (Cyrtocara electra). Лет через десять - двенадцать в Москве появились Nimbochromis fuscotaeniatus, Fossorochromis rostratus, Copadichromis Borlei sp. "Kadango", Champsochromis caeruleus. Хорошего малька, не затянутого, не загубленного гормонами тогда свободно можно было купить на птичке. И фускотаениатусы, и растратусы, и каданго не обошли наши аквариумы стороной, а вот с эффектными продолговатыми карулеусами не срослось. По поводу растратусов мы шутили: купил и растратился, впал в растраты! Нет, стоили они не так уж дорого, просто название подходящее. Как же активны эти малавийские пылесосы! У Алика дюжина подросточков сидела в 350-литровом аквариуме. Как выяснилось, это просто смех для цихлид такого размера и темперамента. Уже через пару-тройку месяцев живая масса рыб и водный объём визуально почти уравнялись. Когда губастые и головастые растратусы набивали рты галькой, "пережёвывали" и "хором" выплёвывали, в комнате раздавалась барабанная дробь.

Её величество Танганьика не ворвалась в моё аквариумное бытие лавиной, нет. Она демонстрировала мне понемногу что-нибудь из своего многообразного арсенала и ждала своего часа. Принцессы, лелеупи, тельматохромисы, юлидохромисы, трофеусы дюбоиси - всё это уже было в моих аквариумах, а вот на кальвусов, я мог смотреть только со стороны. Ещё бы 25 рублей за штуку! Фиолетовая бумажка почившего СССР была суммой сверх всяких моих возможностей, ценой, бьющей по щекам наотмашь. Но, это встречало моё полное понимание, экзотика есть экзотика! Altolamprologus calvus со вздёрнутым, кривым рылом - страшноваты, но, вместе с тем таинственны и суперэффектны. Внешность их меня просто завораживала. Перед ней меркли даже восхитительные в своём ювенальном окрасе звёздчатые трофеусы, тускнели любые другие краски. Кальвусы - будто злые духи в рыбьем обличье... А может, это колдун наказал кого, превратив в рыбу? И нарочно придал той отталкивающую внешность... Только он этот парадоксальный, "уродливый" профиль, напротив, прелестен! Ничего, доберусь я и до кальвусов в один прекрасный день...

Раньше, глядя на всех этих меченосцев, гуппи, тетр, барбусов, гурами, сомов и т. д. и т. п., мы часто додумывали их простенькое поведение, наделяли их характерами, разумом,. Потому, что нам хотелось от рыб большего. И вот, перед нами целая Планета созданий, за которых не нужно ничего додумывать, их поведение не нужно приукрашивать. Они ярко проявляют свои чувства, их поведение сложно, непредсказуемо. Они умны и страшно "уютны", возятся в сложенной вами пещерке, любят и охраняют её, пристрастны в выборе партнёра. Они спорят за лакомые куски территории, а их нерестовое поведение настолько интересно, что не оторвать глаз. Они - лучшие родители и признанные интеллектуалы подводного мира. Вся остальная рыба навсегда скрылась от меня в межзвёздной туманности.

Описанные мной события - дорога длинной десятка в два лет. Наверное, эти строчки в большинстве своём прочтут аквариумисты неравнодушные к цихлидам и вряд ли у них возникнут вопросы по поводу моей "оды" пёстрым окуням. Другие, пусть не осудят меня за такую "ангажированную" оценку. Я получаю большое удовольствие от созерцания красивых, ухоженных аквариумов с рыбами самых разных семейств. Каждая тропинка Вселенной по имени Аквариум интересна по-своему.

Текст и фотоколлаж "Образы Танганьики"

Игоря Шелестова














разработка сайта
Popov Brothers Group
Телефоны для заказов (с 11 до 22 часов):
8 (дл. гудок)(53)(49656)4-03-61 (из Москвы)
8 (дл. гудок)(55)(49656)4-03-61 (из Москвы)
8 (49656)4-03-61 (из Подмосковья и других регионов)
Пишите нам в любое время: neothauma@yandex.ru.

© Все права на материалы сайта принадлежат Игорю Шелестову.
управление сайтом
Rambler's Top100 Каталог ресурсов ListTop.Ru